Бесславные ублюдки

«Если ты идешь смотреть моё кино, я хочу, чтобы ты увидел именно «фильм Квентина Тарантино» и, я надеюсь, именно то, что тебе нравится в работах Квентина Тарантино». Что тут еще добавить? Он не нуждается в представлениях, его фильмам не нужна реклама. После «Криминального чтива» он мог уйти на покой и почивать на лаврах всю оставшуюся жизнь, но мировой кинематограф потерял бы многое, да и его зритель бы это врятли простил. У Стивена Кинга есть такое понятие, как Постоянный читатель, к которому он обращается во всех своих последних произведениях. Так вот у Тарантино есть свой Постоянный зритель, который прощает ему любые киноэксперименты, но все равно ждет чего-то привычного и знакомого. И дожидается. Пусть не так часто, как хотелось бы, но удовольствие от просмотра перекрывает любые ожидания.
Читать далее →

Доказательство смерти

Совсем нелегкая работа у отечественных локализаторов заграничной кинопродукции. Понапридумывают там какие-то шишки голливудские названий, а нашим бойцам бедным это все переводить. История знает сотни примеров, когда оригинальные названия, которые несли в себе какую-то смысловую нагрузку, были безжалостно исковерканы у нас на родине и только еще более вводили зрителя в затруднительное положение. И самый безобидный случай – это когда оригинальные слова, просто переводятся с помощью словаря. Безобидный конечно, но ситуация складывается странная. Возьмем, например, «Death proof» Квентина Тарантино. В нашем прокате эта часть «Грайндхауса» пронеслась под названием «Доказательство смерти», что является дословным переводом. Но посмотрите картину и скажите – причем к ней это словосочетание? Абсолютно никакой взаимосвязи между действием на экране и названием нет. А это, на мой взгляд, недопустимо. Согласен, задача не самая легкая и чтобы придумать качественный перевод для «Death proof» нужно поднапрячь извилины, ведь дословного перевода просто не существует. «Death proof» — это что-то наподобие «неубиваемый», «смертезащитный», «неуязвимый». В реальной жизни этим термином также называют систему креплений в машинах каскадеров, которая позволяет им при самых сложных авариях оставаться целыми. Но хватит о названии, перевели, как перевели. Теперь несколько слов о самом фильме. Итак, вторая часть «Грайндхауса» «Доказательство смерти».
Читать далее →

Планета страха

Кино продолжает выполнять свою просветительскую функцию. Слышал ли кто-либо кроме опытных американских зрителей слово «Грайндхаус» (Grindhouse) до середины этого года? Уверен, что нет. Но вот в один момент выходят два фильма известных режиссеров, и уже полмира знает, что это странное слово обозначает особый вид кинотеатров, которые процветали до середины 90-х годов и были известны специфическим репертуаром («эксплуатационное кино»), показами двух фильмов по цене одного и своей основной направленностью – заработать больше денег при меньших затратах. В то время это им вполне удавалось. Удалось ли Родригесу и Тарантино передать дух того времени и при этом снять качественный продукт мы сейчас попробуем разобраться.
Читать далее →